?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

С «саморегулируемой» сертификацией, проводящейся по желанию и на соответствие выбранному объектом оценки документу, в России связан целый комплекс противоречий. Часть из них она делит со всем остальным миром, а часть выросло на национальной почве. Вопрос о них совсем не праздный, так как в нынешних экономических условиях добровольное подтверждение соответствия имеет большую значимость с точки зрения безболезненной интеграции нашей страны в мировую экономическую систему. В рамках идущей Административной реформы из области обязательной сертификации, подконтрольной государству, выводят все, что только возможно – это делается для разгрузки бизнеса. Добровольная сертификация, проводимая независимым, коммерческим оценщиком обходится предпринимателю дешевле, да и времени занимает значительно меньше. Это немедленно сказывается на цене товара. Первой по важности проблемой здесь является то, что замена не всегда приводит к удовлетворительным результатам в том, что касается качества и безопасности продукции.


Ярким примером этого может служить отмена обязательного подтверждения соответствия продовольственных товаров. Это произошло в 2010 году. Единого мониторинга продовольственной безопасности в России сегодня никто не ведет. Министр сельского хозяйства Скрынник Е.Б. лишь недавно заявляла, что такая система создается. Если судить по разрозненным данным, то ситуация если и не стала хуже, остается тревожной. В 1 квартале 2012 года петербургская лаборатория «Центр контроля качества товаров (продукции) и услуг» отобрала в городе 260 образцов продуктов питания и исследовала их. Оказалось, что 77 – не соответствуют заявленным стандартам и нормативам. «Российская газета» приводит данные по Белгородской области о возросшем количестве нарушений на продовольственном рынке. Между тем, многие при отмене обязательной оценки соответствия давали уверенные прогнозы о резком ухудшении ситуации с продовольственной безопасностью. Глава «Ростеста» Медников А.А. утверждал, что по уровню фальсификата Россия может вернуться в 90-е годы, когда 90% продуктов питания, лежавших на прилавках продуктовых магазинов, были некачественны или потенциально опасны для здоровья.


Отсутствие в большинстве экономических отраслей государственной сертификации – нормальное явление для большинства развитых стран. Известно, что лишь 5% от всей сертификации в ЕС – обязательная, причем стандарты качества продукции остаются высокими. Почему именно в России введение добровольной оценки не приводит к существенному росту качества, остающегося на низком уровне с 90-х годов? На сей счет, нет единого мнения. Так, Академик Академии проблем качества Версан В.Г. полагает, что добровольная сертификация не может заменить обязательную, из-за того, что представляет собой только дорыночный контроль продукции, способный отсеять лишь часть фальсификата. Кроме того, по мнению Версана сертификация в России сама пребывает в кризисе. Единственным способом выправить ситуацию он считает государственный контроль в области качества. Напомним, что государство в последние годы сокращало свои полномочия в этой области, например, были отменены неплановые проверки предприятий, а аудиторы Роспотребнадзора лишились права выписывать штрафы самостоятельно, теперь это можно делать только через суд и прокуратуру. Другие специалисты либо верят в потенциал добровольной оценки соответствия, объясняя неудовлетворительные пока результаты болезнями роста, либо полагают, что положение улучшится, когда ужесточат ответственность органов по сертификации и предприятий за нарушения при подтверждении соответствия.


Несовершенство нормативно-правовой базы прямо или косвенно связанной с добровольной оценкой соответствия – еще одна болезненная проблема этой сферы. Низкие штрафы, предусмотренные для юридических лиц, пренебрегших качеством реализуемого товара, в некоторых случаях составляют всего несколько тысяч рублей, и предприниматель выигрывает от реализации фальсификата гораздо больше, чем может потерять, в случае если будет пойман за руку. На днях в Госдуму поступил законопроект об ужесточении наказаний за качество (Кодекс об административных правонарушениях – КоАП, - ред.). Если поправки будут приняты, «продавцам-гражданам» грозят штрафы в 3-4 тысячи рублей, а компаниям в 400-700 тысяч рублей. Среди прочего, в тексте законопроекта авторы отмечают, что нынешний штраф…




Цитата: ‘…ничтожен и не может стать сдерживающим фактором для продавцов, получающих сверхприбыли от продажи просроченных и опасных для жизни и здоровья товаров’


Разработчики поправок ссылаются также на европейский опыт. Например, в Германии, нарушитель может заплатить сумму эквивалентную 800 тысячам российских рублей. Вопрос о том, насколько рискованна реализация некачественного товара напрямую сказывается на органах по сертификации, занимающихся добровольной оценкой соответствия. Дело в том, что именно эта сторона вопроса подталкивает предпринимателя пройти сертификацию по всем правилам или «купить» дешевый документ, за которым ничего в действительности не стоит.


Вероятность попасться на продаже некачественной продукции существенно возрастает, если потребитель ведет себя активно в этом вопросе. Но и тут ощущается недостаток законодательного регулирования. Общественные организации потребителей, наиболее активной из которых сегодня, пожалуй, является «Общественный контроль» жалуются на то, что юристы недобросовестных производителей легко находят лазейки в законодательстве, позволяющие предприятиям не нести ответственность, даже если общественная организация поймала их за руку. Впрочем, и сегодня со стороны потребителя есть много рычагов для того, чтобы повлиять на недобросовестного продавца и производителя. Любое физическое или юридическое лицо может обратиться в орган по сертификации с жалобой на несоответствие сертификату выданной продукции. Тот, в свою очередь, имеет ряд рычагов влияния на производителя вплоть до отзыва сертификата соответствия тому или иному добровольному стандарту. С жалобой можно обратиться и в Роспотребнадзор. Как уже было сказано, его полномочия в отношении частных предприятий были урезаны, но он вполне может добиться закрытия фирмы, продающей фальсификат. Если у человека или организации, пусть даже не связанной контрактами с производителем возникли сомнения в доказательной базе сертификации, при посредничестве госорганов можно добиться раскрытия схемы добровольной сертификации, то есть методики, которая использовалась с случае с конкретной компанией органом по сертификации.


То, что перечисленные рычаги не действуют в России так, как хотелось бы, тесно связано с другой проблемой, затрагивающей добровольную сертификацию. Потребитель редко реагирует на замеченные нарушения, почти совсем не разбирается в вопросах стандартизации и сертификации и редко обращает внимание на маркировочные знаки, которыми предприниматель уведомляет его о наличии у него сертификатов. Одни общественные организации, которые в России часто используются даже государством, как «протезы» несуществующего гражданского общества всюду поспеть явно не в состоянии.  Что касается маркировочных знаков, то опросы общественного мнения показывают, что число граждан, которые все-таки присматриваются к ним – растет, но крайне медленными темпами. С другой стороны, знаки маркировки лишь указывают на конкретную систему добровольной сертификации и орган, который его выдал. Ни одна из российских частных структур занимающихся добровольной экспертизой соответствия пока не завоевала авторитет не только среди рядовых потребителей, но и компаний, госструктур, зарубежных партнеров.


Здесь заключена еще одна проблема добровольной сертификации – недоверие к российским коммерческим структурам, которые этим занимаются. Первую скрипку, в создании негативного имиджа добровольной сертификации играют, конечно, сами органы оценки соответствия. Интернет пестрит объявлениями о сертификации по неправдоподобно низким ценам. Отдельные игроки отрасли предлагают «купить» сертификат, хотя их деятельность предполагает независимую экспертизу и они по логике процедуры должны торговать этой услугой, а не сертификатом. Важно и то, что, хотя добровольная сертификация в России развивается с 90-х годов, первые отечественные системы сертификации начали появляться только после 2002 года, когда был принят ФЗ «О техрегулировании». Так или иначе, потребитель не верит органам по сертификации. О ситуации в России осведомлены за рубежом, поэтому иностранные партнеры нередко выставляют в качестве условия заключения контракта сертификацию в иностранном органе и по нероссийским стандартам. Все это, несмотря на то, что значительная часть национальных стандартов – это просто перевод тех или иных нормативов пользующихся международным признанием.


Председатель правления Национального института технического регулирования Петров Д.Ю., давший по этому поводу развернутое интервью, считает, что органы по сертификации сами заинтересованы бороться за авторитет систем, которые они создают. Залог того, что в среде оценщиков произойдет «чистка рядов» он видит в приходе авторитетных на международном уровне конкурентов, вроде Bureau VERITAS или SGS. Другие специалисты более пессимистичны. Например, гендиректор Учебно-консалтингового центра «Международный менеджмент, качество и сертификация» пишет в своей статье:




Цитата: ‘…правила правилами, а жизнь протекает иногда иначе: некоторые европейские органы нарушают установленные правила. Я однажды спросил об этом эксперта SGS Control. Он мне ответил: «Вы же продаете свои сертификаты. А почему нам нельзя этого делать в вашей стране?»’


Некоторые надежды на улучшение обстановки связываются с появлением в России единого органа по аккредитации Росаккредитации, который уже начал масштабные проверки лабораторий и компаний, предоставляющих услуги оценки соответствия.


Недоверие из-за действий недобросовестных оценщиков помножается на проблему несовершенства нормативных документов. Например, по российским законам ТУ, которые содержат свойства продукта, пишут сами же предприятия, которые изготовляют продукт или частные группы экспертов. Компании часто заинтересованы в заниженных требованиях продукту, в отдельных случаях это вопрос их выживания. Орган по сертификации выдает документ о соответствии ТУ, разрешает использовать маркировочный знак своей системы, но представление потребителя о качественном продукте может не совпадать с представлением об этом продукте покупателя. Он остается разочарованным, а проблема заниженных требований к продукции рикошетирует по добровольной сертификации – недоверие клиента распространяется и на маркировочный знак.


Некоторые специалисты в области сертификации отмечают еще и низкий уровень квалификации сотрудников многих органов по сертификации – это тоже сказывается на доверии к системе. Существует также проблема привлечения технических экспертов в разных областях. Они необходимы для компетентной оценки производств. Выходом из этой ситуации могла бы стать более широкая практика руководств по оценке соответствия, написанных в экспертами в своих узких областях. При помощи этих планов обычные аудиторы могут достаточно компетентно проанализировать производство и сделать вывод о соответствии  стандарту. Большему доверию к органам по сертификации могло бы способствовать появление в России крупных ассоциаций органов по сертификации, в рамках которых осуществляется взаимное признание работ по оценке соответствие. В мире таких организаций существует очень много. Наиболее известная – IQ NET Association.


А что производитель? Какие проблемы добровольной сертификации актуальнее всего для него? Дело в том, что даже если он и саботирует сертификацию, то иногда не по злому умыслу, а из-за ряда объективных проблем. Прежде всего, высший менеджмент не всегда осознает значение этой работы и часто не следит за тем, чтобы внедренные механизмы для соответствия стандартам механизмы реально работали. Формальное отношение руководителей делает их неэффективными. Вдобавок, в России существует дефицит специалистов широкого профиля, способных управлять внедрением стандартов, понимая связи различных фрагментов цепочки производства или предоставления услуг. Ответственные за внедрение стандартов узкие профессионалы теряются и терпят неудачу.


Итак, клубок проблем цепляющихся одна за другую мешает полноценному развитию добровольной сертификации в нашей стране. Скептик Чаадаев П.Я. как-то сказал, что Россия – это страна, символами которой являются колокол, который не звонит и пушка, которая не стреляет. Он забыл добавить про спутники «Глонасс» и «Булаву», которые не летают, падающие самолеты, сгущенку, которая соответствует ТУ, но с другой стороны на вкус – не как сгущенка. Одним словом, ответственная сертификация – это и выгодно, и патриотично.

Читать на сайте 1CERT.RU