?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

С момента, когда в России начала действовать единая национальная система аккредитации, прошло уже больше полугода. В области пожарной безопасности дела переданы от МЧС России к Федеральной службе по аккредитации. Однако до сих пор существует путаница в том, куда направлять заявки на аккредитацию: в МЧС или в Росаккредитацию. Разобраться в этом вопросе сотрудникам Центра сертификации и лицензирования «Единый стандарт» помог заместитель директора департамента надзорной деятельности МЧС России Макаревич Анатолий Александрович.
- Анатолий Александрович, много споров сейчас связано с процессом передачи дел по аккредитации органов по сертификации и испытательных лабораторий от Департамента надзорной деятельности МЧС России к Федеральной службе по аккредитации. Расставьте все точки над «i», поясните нашим читателям, кто все-таки сегодня занимается аккредитацией?

- Правительством Российской Федерации было подписано 845-е Постановление, утвердившее положение о Федеральной службе по аккредитации, в соответствие с которым эта служба с 01 ноября 2011 года осуществляет общий контроль и регулирование отношений, связанных с аккредитацией органов по сертификации во всех видах деятельности, а не только по линии МЧС. Теперь с 01 ноября все документы, которые тем или иным способом попадают в Министерство по чрезвычайным ситуациям на аккредитацию в области пожарной безопасности, мы автоматически перенаправляем в Росаккредитацию. А дальше уже этот федеральный орган занимается работой с тем заявителем, который подал заявку. Правда, здесь есть другой момент. Организация эта новая, и людей у них пока в штате мало, поэтому они по договоренности предоставили ряду структур право на то, чтобы они выезжали на места и проводили предварительную проверку органа–соискателя на аккредитацию.

- Что это за структуры?

- По линии МЧС России это несколько структур – мы давали такие предложения – ВНИИПО (Всероссийский научно-исследовательский институт противопожарной обороны, - ред.), Академия государственной пожарной службы России и Национальный союз организаций в области пожарной безопасности. Вот три организации, которые на сегодня имеют право от Федеральной службы по аккредитации, и она их уполномочивает на проведение аккредитации и проверок. Правда, последние события показывают, что, видимо, там не все гладко. Почему? – Потому что буквально на прошлой-позапрошлой неделе Росаккредитация направила письмо в адрес Министра МЧС России с просьбой предоставить список наших сотрудников для участия в этой работе в качестве экспертов. То есть решение по аккредитации будет принимать непосредственно ФСА (Федеральная служба по аккредитации, - ред.), а наши специалисты будут входить в состав комиссий, которые выезжают на аккредитацию.

- Как Вам кажется, практического опыта у Министерства по чрезвычайным ситуациям в области именно пожарной безопасности должно быть больше, ведь МЧС непосредственно занимается этим направлением? Насколько успешней с этой деятельностью может справиться Федеральная служба по аккредитации?

- Говорить о том, лучше МЧС осуществлял эту деятельность или нет, сейчас еще рано, с момента передачи дел прошло чуть больше полугода. Думаю, по истечении года картина будет ясна. В любом случае я считаю, раз было принято решение о том, чтобы все отдать в одни руки, то, с точки зрения государственного управления, наверное, это правильно, когда единый орган занимается аккредитацией всех направлений, полностью ведет эту работу. Другое дело, что на данный момент там нет специалистов, поэтому они вынуждены обращаться за помощью в МЧС, в наши структурные подразделения, в те организации, которые давно работают на рынке услуг в области пожарной безопасности.

- Планирует ли МЧС заниматься добровольной сертификацией, стать, например, аккредитующим органом в какой-нибудь добровольной системе сертификации?

- Добровольной сертификацией по большому счету имеет право заниматься любая структура, которая видит свой интерес на этом рынке. Госструктуры, как правило, на это не идут: не хватает времени. По себе знаем, когда мы занимались обязательной сертификацией, то подразделение, на которое была возложена эта функция, было полностью загружено.

- А сколько организаций было аккредитовано МЧС в области пожарной безопасности? И что теперь будет с этими организациями?

- Не так уж много. Порядка шестидесяти органов по сертификации и сорока испытательных лабораторий. Цифры, которые были на момент передачи материалов в ФСА. Ранее эти структуры были аккредитованы нами, сейчас они попали в план Росаккредитации на переаккредитацию. Поясню. В период действия аттестата аккредитации орган, который осуществляет надзор за выданными аттестатами, имеет право выехать с проверкой и посмотреть, как работает та или иная структура, которую он аккредитовал. Насколько мне известно, Федеральной службой по аккредитации в начале года был такой план утвержден, и все «наши органы» и испытательные лаборатории в этот план попали и будут проверены в этом году уже не МЧС России, а Росаккредитацией. «Наши органы» - я имею в виду в кавычках потому, что органы, аккредитованные МЧС, это не всегда структуры, находящиеся в системе министерства. Это могут быть коммерческие организации, работающие на территории какого-то субъекта в направлении сертификации в области пожарной безопасности. Мы их называем «своими», потому что они по нашему направлению работали и продолжают работать.

- Насколько мы понимаем логику административной реформы, обязательному подтверждению соответствия должны подлежать исключительно наиболее опасные для здоровья человека товары, дабы не перегружать остальных производителей административными процедурами. Если говорить об области подтверждения соответствия, то здесь наметилась такая тенденция, что продукт, который теоретически не представляет опасности, может быть выведен из системы обязательной сертификации. Верно?

- Да, но для этого необходимо определенное решение, как минимум на уровне законодательного акта, а не просто вот мы с вами захотели и вывели его. Если говорить про обеспечение пожарной безопасности, то здесь существует 123-й Федеральный закон ТР «О требованиях пожарной безопасности», в нем приведены схемы обязательного подтверждения соответствия. И если мы захотим вытащить оттуда какой-либо вид продукции и отдать его на рынок добровольной сертификации, нам для начала потребуется внести в него изменения.

- Часто ли в адрес департамента поступали жалобы на работу органов по сертификации? Вообще чего они касались?

- Сложно сказать, частыми они были или нет. В год это, допустим, двести жалоб. Много это или мало, если выдавалось от полутора до двух тысяч сертификатов на различные виды продукции? Жалобы в основном шли по двум направлениям: жалоба от гражданина-потребителя продукции и обращение от федерального органа, который по тем или иным причинам выявил нарушение. Если брать жалобы от граждан, то таковых было немного. На моей памяти за 2011 год, наверное, порядка десяти-пятнадцати обращений было, когда человек покупал, допустим, китайский огнетушитель, сертифицированный, а он не срабатывал, или срабатывал, но не так. Когда у нас такое право было, мы проверяли эти вещи, по данным фирмам принимались решения, у производителя отзывался сертификат. Тут другой вопрос. Чаще обращаются как раз-таки не граждане, видимо, потому, что они мало информированы о своих правах в этой области. В первую очередь обращаются органы внутренних дел, прокуратура, другие федеральные структуры, которые закупив, допустим, сертифицированную продукцию, выяснили, что под этим же сертификатом совершенно другой товар проходил таможенное оформление. Налицо факт мошенничества. Но, опять-таки, не со стороны производителя, поскольку его продукция соответствовала тому, что было написано в сертификате. Сегодня, в эру электронного развития общества, очень просто подделать этот документ: снять номер, отсканировать и «прилепить» на совершенно другую продукцию.

- А все-таки, как вот Вы лично относитесь к тому, что рынок сейчас все более и более переходит именно к саморегулированию? Область обязательного подтверждения соответствия сокращается, а добровольного расширяется?

- Это жизнь, здесь философски надо относиться. По моему мнению, нельзя судить, лучше стало или хуже: жизнь поменялась. В этой ситуации, раз она поменялась, значит, создались какие-то новые условия, новые правила игры, а человек, как вы знаете, - самое приспосабливаемое существо на планете, он ко всему приспосабливается.

- И мы успеваем за этими переменами?

- И относительно безболезненно. Мы всегда говорим, что безопасность она дешевой никогда не бывает. С нами спорят: «Нет, она должна быть дешевле». А в результате и возникают дома престарелых в Республике Коми, «Хромые лошади» и так далее. Самое главное, чтобы все перемены происходили безболезненно, в первую очередь для жизни и здоровья человека.

Читать на сайте 1CERT.RU